?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

T-34-76

Великий танкист, на легендарном танке бесстрашно крушил врагов Отечества. Об одном дне из боевой жизни танкиста, командира танка Т-34 207-го танкового батальона 22-й гвардейской танковой бригады 5-го гвардейского танкового корпуса Александра Михайловича Фадина.
Александр Михайлович Фадин – герой и пример для всех нас! С Днем Защитника Отечества! Ура!

Постепенно ночь стала уступать рассвету. Стоял туман, да еще сыпал хотя и редкий, но сырой снег. Враг не контратаковал, а занимался вытаскиванием раненых с поля боя. Пехотинцы мои иззябли и грелись, как могли. Часть из них ушла погреться в крайние хаты.

Экипаж не дремал. Опытные вояки, они понимали, что скоро немец полезет нас выбивать. И точно. Вскоре к танку подошел молодой солдат и крикнул мне: «Товарищ лейтенант, танки противника!» Я сделал попытку открыть люк, чтобы осмотреться, но не успел поднять голову, как почувствовал удар пули по крышке люка, крошечный осколок отколовшейся брони поцарапал мне шею. Закрыв люк, я стал смотреть в триплексы в направлении, указанном мне солдатом. Справа, в полутора километрах, в обход крались по пашне два танка T-IV: «Ну вот, начинается… »

pz-IV-88-001Даю команду пехоте и своему экипажу: «К бою!» Приказал зарядить осколочным, ибо танки были далеко, и требовалась пристрелка. Снаряд разорвался в пяти — десяти метрах от переднего танка. Танк остановился — второй снаряд я влепил ему в борт. Второй танк попытался уйти, но со второго выстрела встал, и один из членов экипажа, выскочив из башни, побежал в поле.

t3485-7gtk1945
Начало утра 19 февраля 1944 года было хорошим, я расслабился и едва не был за это наказан — пуля стукнула по ребру люка, когда я пытался его открыть, чтобы осмотреться. Солдатик, который указал мне на танки, подошел и крикнул, что слева за оврагом какие-то немецкие офицеры рассматривают наши позиции в бинокли. Сказав это, он повернулся, чтобы отойти от танка, вдруг покачнулся и упал навзничь. Взглянув в триплекс, я увидел, как из его затылка вытекает струйка крови.

Крикнув, чтобы его убрали, я приказал механику: «Петя, сдай танк задом и обогни дом в готовности вернуться на место». На малом ходу танк задом выполз из-за хаты. Я развернул башню и в прицел увидел четыре фигуры, лежащие на снегу сразу за оврагом, метрах в четырехстах от меня. Видимо, группа офицеров во главе с генералом, у которого воротник шинели был оторочен лисой, проводила рекогносцировку местности и моей позиции. Крикнул: «Фетисов, снаряд на осколочный!» Фетисов отвернул колпачок, доложил: «Осколочным готово!» Я прицелился, и снаряд разорвался точно в середине этой группы.

Я сразу увидел не менее полусотни фигурок в белых халатах, бросившихся со всех сторон спасать раненых. Вот здесь я и отыгрался за паренька-солдата, выпустив в них пятнадцать осколочных снарядов. Таким образом, «успокоив» немцев, мы вернулись на свое место (правую сторону дома) и стали ждать дальнейших действий со стороны противника. Радио не отвечало на наши позывные. А у меня осталось всего четырнадцать снарядов. Из них — один подкалиберный, один бронепрожигающий и двенадцать осколочных, кроме того, по одному неполному пулеметному диску у меня и Епсукова.

И вдруг из-за рощицы, что находилась левее нашей позиции, через дорогу выскочил самолет (на фронте мы его называли «капрони», итальянского производства, который хорошо пикировал). Развернулся и на высоте пятидесяти — семидесяти метров полетел вдоль оврага, что был левее деревни, на противоположном склоне которого я уничтожил группу немецких офицеров. Механик снова вывел машину из-за дома, и я стал наблюдать за самолетом. Развернувшись, самолет опять полетел вдоль оврага в нашу сторону. Немцы выпустили зеленые ракеты, он им также ответил зеленой ракетой. Еще раз развернулся, сбросил большой ящик и полетел дальше. Надо сказать, что вдоль противоположного края оврага, за небольшим кустарником, видимо, шла дорога, перпендикулярная той, что мы перекрыли, а вдоль нее телеграфная линия.

Самолет курсировал вдоль этой линии и, зная примерно расстояние между столбами, я рассчитал его скорость. Она была небольшой, порядка 50 — 60 км/ч. Когда самолет сбросил груз и пролетел мимо нас, я решил, что, если он развернется, я попытаюсь его сбить. Даю команду Фетисову отвернуть колпачок и зарядить осколочным. Самолет разворачивается, я беру упреждение — и выстрел. Снаряд угодил ему прямо в мотор, и самолет переломился. Что тут было! Откуда только взялось столько немцев! Со всех сторон поле запестрело от оживших в снегу фигур противника, которые бросились к остаткам самолета. Забыв о том, что у меня мало снарядов, я раз десять выстрелил осколочными в эту бегущую массу фрицев.

Поставив танк на свое место, справа от дома, я не мог успокоиться. Все, что угодно, но сбить самолет! Радио по-прежнему молчало, у меня боеприпасов на две цели и патронов на отражение одной атаки взвода автоматчиков противника. Время шло. На нашем участке — мертвая тишина, которая предвещала развязку. Я услышал, как один из пехотинцев мне кричит лежа, не поднимаясь: «Товарищ лейтенант, слева из рощи за оврагом вышел „Фердинанд“». Я даю Петру команду: «Подай немного задом в объезд хаты, как раньше».
Выехав из-за дома, я увидел «Фердинанд» с пушкой, нацеленной на меня, но, видимо, он не успел взять меня в прицел, а я быстро спрятался за дом. Однако путь отступления был перекрыт. Ясно, что в ближайшие минуты они пойдут на прорыв.

Атака гитлеровцев началась прямо в лоб, от дороги. Шло до сотни автоматчиков в маскхалатах, ведя огонь длинными очередями, будучи от меня примерно на расстоянии триста — четыреста метров. Вначале я не понял, откуда такая решительность. Будь у меня хотя бы десяток осколочных снарядов и четыре — пять пулеметных дисков, я бы их успокоил за несколько минут. За грохотом автоматных очередей я услышал шум мотора тяжелого танка: «Тигра» или «Пантеры». Значит, вот чем определилась их решительность! У них появился тяжелый танк. Кричу оставшимся трем — четырем пехотинцам, чтобы кто-нибудь из них выглянул из-за дома и посмотрел, что там у меня слева на дороге. Никто не откликнулся.

Решение сложилось мгновенно: подпустить «Тигр» на двести метров и влепить ему в лоб последним подкалиберным снарядом, выскочив из-за дома. Командую механику: «Петя, заведи мотор и не глуши его, подпускаем „Тигр“ поближе, выскакиваем из-за дома и на счет „четыре“, не дожидаясь моей команды, сдавай назад». Дали с радистом по две короткие очереди из пулеметов, уложив несколько атакующих фигур.

Шум двигателя теперь раздавался совсем близко. Крикнул механику: «Вперед!» и, выскочив из-за дома, увидел впереди, метрах в ста пятидесяти, «Тигр» с десантом, только что тронувшегося вперед после короткой остановки. Это мне и было нужно. Не дав своему танку погасить колебания от резкой остановки, беру в прицел немецкую машину и стреляю в лоб немецкого танка. Никаких последствий! Петр резко дернул танк назад, а я крикнул заряжающему Фетисову, чтобы зарядил осколочным. И тут увидел, что немецкие автоматчики остановились. Я выстрелил по ним в упор последним осколочным снарядом и увидел, как они побежали. Выскочив из-за дома на одно мгновение, мы замерли от увиденного. «Тигр» медленно охватывало пламя. Один из членов его экипажа наполовину свесился с башни. Прогремел взрыв. Фашистского танка не стало. Мы опять победили.

Забыв о том, что у меня остался один бронепрожигающий снаряд, я приказал зарядить его и решил в дуэльном бою с «Фердинандом» уничтожить самоходку. Вместо того чтобы успокоиться, полез на рожон.

Петр также, как это делал и раньше, в этом бою по моей команде подал танк задом из-за дома влево и свел меня с глазу на глаз с «Фердинандом», который и ждал меня, наведя заранее свое орудие. Он дал мне время взять его в прицел, однако в выстреле опередил, влепив мне болванку под погон башни. Стальная болванка разбила чугунные противовесы пушки, убила Фетисова и застряла в задней стенке башни. Второй снаряд разбил маску пушки и развернул башню танка, заклинив ее люк. Я крикнул: «Выпрыгиваем!» и попытался головой открыть заклинивший люк.

После третьей попытки с трудом открыл его и практически с третьим выстрелом «Фердинанда», подтянувшись на руках, выскочил из танка, упав около него на землю. В полевой сумке прямо на борту башни я хранил английские диагоналевые брюки и гимнастерку, подарок английской королевы советским офицерам. Думал, если придется выпрыгивать, я их рукой схвачу. Какие тут брюки! Самому бы целым остаться! Увидел моего радиста-пулеметчика сержанта Елсукова, бегущего метрах в пятнадцати впереди. Обернулся и увидел, как убегавшие ранее немцы опять перешли в атаку. Они были всего метрах в ста пятидесяти от меня.

Я бросился за радистом к ближайшим домам, но, пробежав несколько метров, услышал крик Петра Дорошенко: «Лейтенант, помоги!» Обернулся и увидел Петра, повисшего в люке механика-водителя, зажатого его крышкой. Под огнем вернулся к нему, оттянул люк вверх, помог ему выбраться, а затем, взвалив его на плечи, понес на себе. На его фуфайке проступали все увеличивающиеся в размерах семь красных пятен.

Впереди перед домами пролегала канава, которая простреливалась с противоположного берега оврага. Прикинул, что я ее перепрыгну, и перепрыгнул бы, но за 2 — 3 метра до моего подхода к канаве противник вдруг прекратил огонь, очевидно, менял ленту или диск, и я свободно перешагнул через нее, неся на себе Петра Дорошенко. До крайних хат оставалось где-то двадцать — тридцать метров, когда я увидел, как артиллеристы нашего МСБ выкатывают два орудия, готовясь к бою, а наши автоматчики, развернувшись в цепь, пошли в атаку. У меня в глазах потемнело, и силы оставили меня. Ко мне подбежали ординарец командира батальона капитана Зиновьева и девушка-санинструктор, подхватили Петра Дорошенко. На повозке нас отвезли в деревню, откуда вчера я начал этот бой.

Так воевали наши деды! Такой пример они оставили нам! Герои! Люди-гиганты!
Помнить - наш святьой долг! Им соответствовать - наша святая обязанность!


Целиком интервью Александра Михайловича Фадина можно прочитать в книге Артёма Драбкина "Я дрался на Т-34".

Комментарии

( 20 комментариев — Оставить комментарий )
algari
23 фев, 2015 11:15 (UTC)
С праздником.
пиво
bmw_owa
23 фев, 2015 20:23 (UTC)
Поздравляю Вас с праздником (простите, что поздно) - желаю Вам оставаться смелым, сильным! А также иметь надёжный любящий Вас тыл - крепкую семью!!!
kerb
23 фев, 2015 20:30 (UTC)
Большое спасибо!!!
step_bg
24 фев, 2015 08:23 (UTC)
Ну надо же.
nektosteen
27 фев, 2015 12:02 (UTC)
Ох, ни хрена себе, танкист дал жару....
kerb
27 фев, 2015 12:04 (UTC)
Александр Михайлович Фадин - один из лучших советских танковых асов!
nektosteen
27 фев, 2015 14:20 (UTC)
Да Голливуд отдыхает....

bortnikk
27 фев, 2015 21:20 (UTC)
Самолёт противника из танка сбивал не только он.
kerb
27 фев, 2015 21:27 (UTC)
Такие случаи довольно редки. Были не только у героя статьи.
Но статья про танкового аса, А.М. Фадина.
nektosteen
28 фев, 2015 08:34 (UTC)
Я просто говорю, что вот по этим бы воспоминаниям фильмы снимать, а не гнать тупое дерьмо.... Сейчас техника позволяет так снять, что эффекты будут превосходные, а люди будут смотреть, знать, что это всё - правда, и гордиться соотечественниками....
kerb
28 фев, 2015 08:56 (UTC)
Конечно! Вот они сюжеты, для отечественных блокбастеров!

А снимают всякие черенки в предстояниях..
bortnikk
28 фев, 2015 20:22 (UTC)
Людям надо помнить своих воевавших родственников в первую очередь. И их слова о тех событиях.

А гордиться лучше своими делами и своими победами.

И телевизор лучше убрать из своей жизни.
kerb
28 фев, 2015 21:21 (UTC)
Память о родственниках не отменяет памяти о героях и великих достижениях страны.
Не отменяет того, что историей своей страны нужно гордиться. И не отменяет того, что нужно снимать собственное патриотическое кино!
bortnikk
1 мар, 2015 09:40 (UTC)
"историей своей страны нужно гордиться"

Имевшими место гнусностями тоже нужно гордиться?
Или прошлое всего лишь нужно знать и только?
kerb
1 мар, 2015 10:13 (UTC)
Россия - великая страна с величайшими достижениями и подвигами! Их нужно помнить, ими нужно гордиться.

Гордиться гнусностями предлагайте кому-нибудь ещё. Начать можете с французов и великой французской революцией (поток крови, даже гильотину изобрели) или свободным, демократическим США, почти поголовно уничтоживших коренное население.
bortnikk
1 мар, 2015 14:09 (UTC)
Уважаемый, указывать своей маме будете. С чего начинать и чем заканчивать.

Я предпочитаю гордиться своими личными достижениями, просто помня о прошлом.
Зачем прошлым гордиться? Смысл?
kerb
1 мар, 2015 14:20 (UTC)
Можете гордиться чем вам нравиться и хочется.
Только оскорблять память великих людей своими суждениями вы не имеете никакого права.
Гордитесь только своими достижениями - пожалуйста. Но тогда не распространяйте ваши суждения за рамки вашего личного.
bortnikk
1 мар, 2015 18:28 (UTC)
"Только оскорблять память великих людей своими суждениями вы не имеете никакого права. "
Что-то не помню, чтобы я кого-то оскорбил.
Я оспаривал чей-то подвиг?
Я призывал к забвению?
Неужели?
Гордится чужими поступками - это вообще за гранью вменяемости, на мой взгляд.

"Но тогда не распространяйте ваши суждения за рамки вашего личного."
Дык и Вам тогда нечего навязывать кому-то обязанность гордится прошлым.

Вот Вы про несчастных вырезанных индейцев вспомнили.
Так "покорение" Сибири шло точно таким же макаром.
С теми же морями крови.

Только мне вот что с того, что с другого ни жарко, ни холодно. Я знаю и делаю выводы. Поэтому особых иллюзий по поводу происходящего в Донецке и его окрестностях не испытываю.
( 20 комментариев — Оставить комментарий )
ИА Красная весна

Календарь

Апрель 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Метки

Разработано LiveJournal.com
Дизайн Paulina Bozek